Читать онлайн «Крысиные гонки Часть 1». Крысиные гонки


90% людей попадают в эту ловушку! Крысиные гонки

Крысиные гонкиПривет всем! Сегодня я хочу рассказать вам о таком понятии как крысиные гонки, о которых я узнал из книги Роберта Т. Киосаки. Прочитав эту книгу я понял, что очень не хочу попадать в крысиные гонки и из них надо выбираться как можно быстрее, не жалея себя и своих сил. Знаете почему 90% на планете вынуждены работать на деньги? Крысиные гонки заставляют людей работать на деньги всю жизнь, а в итоге, у них не остается даже хорошей пенсии или каких-либо отложений.Хотите покинуть крысиные гонки? Не знаете с чего начать? Хотите жить счастливо, а не горбатить спину на деньги? Читайте статью!

Итак... крысиные гонки, это термин, который употребил в своей книге Роберт Т. Киосаки. В крысиных гонках учувствуют около 90% всего человечества, а остальные 10%… как думаете, кто эти остальные 10%? Это те люди, которые наслаждаются жизнью, зарабатывают деньги путем, который им нравится, не думают о том, где им взять еще денег, поскольку их итак достаточно. Хотите быть одним из этих 10% людей? Вам не надо будет по 6-9 часов в день работать на заводах, магазинах, шахтах и т.д. Если вы сможете понять, что такое крысиные гонки, вы сможете выйти с этого замкнутого круга, а значит и стать одним из 10%.

Конечно, в одной статье не возможно описать то, что должно быть описано в десятках книг, но что такое крысиные гонки я вам объясню и… уверяю вас, большинство из вас найдет здесь себя.

Схему рисую в Paint своим руками, не судите строго Улыбка .

Крысиные гонки

Вот так выглядят крысиные гонки. Так же и проходит жизнь 90% людей на нашей планете. Задумайтесь над этим, разве вы делаете не так же? К чему это приводит?Сегодня мир меняется очень быстро и если не меняться вместе с ним, он о вас не будет думать. Не зря говориться – “Кто в 21 веке не научится работать с мышкой, тот будет работать с лопатой”.

Знаете какой факт меня удивил больше всего? Что мало кто задумывается о том, чтобы выйти из крысиных гонок самостоятельно. Они просто следуют всему тому, что их научили в школе или Вузах, не смотря на то, что в столь быстро меняющемся мире, система образования не меняется. Это одна из причин, почему я не поступил в высшее учебное заведение как все мои одноклассники и решил идти своей дорогой, чтобы не принимать участие в крысиных гонках.

Нет-нет, я не говорю о том, что те, кто поступили в высшие учебные заведения обязательно попадут в крысиные гонки, но большинство из них наверняка.

Хотите пример?

У меня есть хороший друг, который поступил в университет и учится там.Рассказав ему о некоторых знаниях, которые я получил из книг, я сказал ему, что он должен двигаться, не идти той же дорогой, что и другие, поскольку они ведут к этим самым крысиным гонкам, если не думать головой. Ведь легче всего делать что-то, когда тебе говорят, а не думать своей головой….Так вот, рассказав все ему, он похоже убедился, что я прав, но начал говорить о том, что у него нет времени. Мол он итак учится в университете, а еще и на дополнительное обучение у него времени нет.Я попросил рассказать мне его график на день и не вникая в него, я освободил ему около 4 свободных часов на каждый день. Согласитесь, что за 4 часа вполне можно прочитать хотя бы одну-две главы какой-то книги. При этом, я не трогал время, которое он проводит дома.

Знаете, что я получил в ответ? Он не стал меня ни о чем расспрашивать, а начал говорить что-то типа: “Тогда я оторвусь от коллектива”. И тут мне стало интересно, неужели человек на столько ленив, что даже такие “отмазки” считает аргументами, когда может решиться его судьба? Когда я предложил ему слушать аудиокниги в транспорте, он ответил, что у него голова итак слишком забита и он предпочитает слушать музыку. Интересно, как часто он думает о высшей математике едя в автобусе? Улыбка

В общем я понял, что если человек не захочет поменяться, то даже самые глупые причины будут служить ему железными аргументами.

Как покинуть крысиные гонки?

На самом деле все просто, только вопрос – сможете ли вы перебороть лень?К ваше указанной схеме вам надо добавить еще один пункт, который называется “Актив”.Сейчас я простыми словами все объясню.

Актив – то, что кладет деньги вам в карман. Это может быть недвижимость, которую вы сдаете в аренду, веб-сайт, который приносит вам прибыль или золото. Если честно, раньше я не понимал людей, которые покупали золото, но одна девушка открыла мне глаза на то, что золото – это актив Улыбка.

Пассив – то, что не дает вам денег. Пассивом могут быть игровые приставки, машины (если они не для работы), телевизоры и т.д. То есть все, что вам не приносит прибыли.

В общем, люди делятся на 3 класса.

Первый класс. Бедный класс людей

Первый класс относится к такой схеме:

Первый класс. Бедный класс людей

Вот примерно так выглядит схема для бедного класса. У них не хватает денег даже на то, чтобы отложить деньги куда-то. Бедный класс людей – это самые заядлые гонщики в крысиных гонках. Не смотря на свою бедность, бедный класс может очень просто перейти в богатый класс, ниже вы узнаете как.

Второй класс. Средний класс людей

Вот так выглядит схема для второго класса:

Второй класс. Средний класс людей

Как вы можете видеть, они не сильно отличаются от бедного класса, хотя и считают себя выше Улыбка. Такие люди могут позволить себе покупать себе крутые мобильные телефоны, одеваться так, словно они пытаются показать себя богатыми, питаться в кафе и т.д. Но разве все это делает человека богатым? Нет, а что делает? Смотрите следующий пункт.

Третий класс. Богатый класс людей

Хочу зразу заметить, что под богатым классом я не имею ввиду людей на крутых тачках, украшенных в золото и с чеком на кучу нулей. Вот, что такое богатый класс:

Третий класс. Богатый класс людей

Думаю, тут все понятно. Вместо того, чтобы покупать автомобили, модные вещи и крутые телефоны, богатый класс вкладывает деньги в свой актив, который приносит им еще больше денег.

Люди с богатого класса могут выглядеть обычно. Обычная одежда, не приметный телефон, без золотых украшений и т.д. Но, разве стоит верить лишь глазам?Подойдите к любому из людей, которые одеты как богачи и спросите, есть ли у них какой-то актив? Я уверен, что большинство смогут рассказать только о работе с хорошей зарплатной или скажут: “а что такое актив?” Улыбка.

Теперь вам понятно, что богатым классом может стать любой? Надо только победить свою внутреннюю лень и действовать!

Почему я не считаю средний класс примером?

У многих может возникнуть вопрос, почему я не считаю ребят с крутыми машинами и модными одеждами примером для подражания?

Не смотря на то, что ни выглядят хорошо, на самом деле все может быть не так гладко. Вот представьте, что произошло сокращение какой-то компании и уволили много работников среднего класса. Что им теперь делать? Часто, работу найти очень сложно, даже с минимальной зарплатной, а деньги же брать где-то надо. Таким образом, рано или поздно тот, кто был средним классом превращается в бедный класс, чего не может случиться с богатым классом.

Богатый класс имеет свои активы, которые находятся в “разных корзинках” и если одна из них упадет, то несколько других смогут поддерживать богатый класс на плаву.

Вывод:

Не стоит ценить человека на сколько он богат лишь по его внешнему виду, по тому на чем он ездит, сколько денег тратить и т.д. Все финансово разумные люди знают, что человек получает богатеет не когда получает прибыль от своих вложений, а когда вкладывает деньги.

Перейти к Богатому классу не сложно, надо лишь открыть графу “Актив” и по возможности закрыть графу “Пассив”. Таким образом, через некоторое время вы станете успешных и богатым и выберетесь из крысиных гонок, а все те, кто создают видимость богатства,  будут до самой старости корячить свои спины на работе.

Хочу так же цитировать Роберта Киосаки – “Главная причина того, что люди испытывают финансовые проблемы, заключается в том, что, потратив годы в школе, они ничего не узнали о том, что такое деньги. В результате люди учатся работать на деньги…, но никогда не учатся тому, как заставить деньги работать на себя.”

Если вам понравилась статья, предлагаю вам прочитать книгу Роберта Киосаки “Богатый папа, Бедный папа”, отзыв о которой я писал на этой странице. В ней вы найдете много полезного. Так же предлагаю вам подписаться на обновление блога и следуйте за мной в Twitter, я могу рассказать еще много интересного.Хотело бы услышать, кто и что думает по поводу этой статьи?Хочу дискуссии на эту тему! Широкая улыбка

Коржики на сегодня:

Видео о том, как не повезло коту с прыжком :)

__________

Интересуететсь заработком в интернете с нуля? Подробную информацию о создании блога,  его продвижении и монетизации можно найти на Блоге монет.

Вам понравилось? >>> Почему надо подписаться на обновления?

Буду благодарен за ретвит и клацанье по кнопочкам. Спасибо :)

Tweet

Есть вопросы? Напишите в комментариях, всем отвечу :)

www.kolobochek.ru

Читать Крысиные гонки (СИ) - Дартс Павел - Страница 1

Павел Дартс

Крысиные гонки

Часть первая. ГОРОД

ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА! ЧТО-ТО ТЫ МНЕ НЕ РАДА…

— Да, ласково Родина встречает!.. — пробормотал Владимир, одной рукой зажимая разбитый, обильно кровоточащий нос, а другой наощупь ища по карманам носовой платок. Где-то должен тут быть туалет…

Инцидент произошёл сразу по прилёту, когда он только-только прошёл паспортный и таможенный контроль, и не имея багажа кроме ручной клади, привычного и необременительного студенческого рюкзака на плече, пробирался через толпу встречающих рейс Франкфурт — Мувск к выходу. На таможне не трепали нервы, как он опасался, не пытались по обыкновению слупить денег с одинокого соотечественника, прибывшего из-за бугра; шмонали как-то торопливо-лениво, и он совсем было расслабился и даже стал неосознанно искать взглядом в галдящей толпе встречающих родных-знакомых: габаритную фигуру отца в неизменном тёмном пиджаке и при галстуке и сестрёнку-переростка, которых не видел уже три года. Но тут же вспомнил, что о его прилёте они не знают. Ещё в самолёте он вновь попытался дозвониться — и опять безрезультатно. Да, встречать некому, и добираться домой придётся самому.

Люди шумели и толкались, вытягивали шеи, стараясь разглядеть своих — встречающих-прилетевших. Всё было как везде и как всегда, только что вместо английской или немецкой речи вокруг звучала порядком уже подзабытая русская. Уже пробравшись через толпу, и направляясь к стеклянным дверям вестибюля зала прилётов он столкнулся с группой южан, галдящей стайкой направляющихся туда, откуда он только что выбрался — к толпе встречающих. Он шагнул в сторону, уступая им дорогу, они-то явно никому дорогу уступать не собирались, — и задел своим тощим студенческим рюкзаком одного из них. Их было шесть человек, и один тут же, пОходя, как бы между делом, дёрнул его за рукав, и, когда он обернулся — ткнул выставленной ладонью ему сильно в лицо, в нос… Сильно и беззлобно, по-хозяйски, как прогоняют-наказывают пинком надоевшую домашнюю псину, опять некстати попавшую под ноги.

Так быстро и буднично. Он схватился за нос, на мгновение ослепнув от резкой боли и сразу почувствовав под руками мокрое и горячее, а они пошли дальше, продолжая что-то обсуждать на своём гортанном языке, на своём гыр — гыр, как будто мимоходом разбить нос просто проходящему мимо было не только в порядке вещей, но и надоевшей обыденностью; один только удовлетворённо хмыкнул, уже пройдя несколько шагов, обернувшись и увидя как он зажимает нос, и сквозь пальцы у него сочится кровь. А стоящий у входа в аэровокзал полицейский, у которого это произошло на глазах, в грязноватом сером бронежелете поверх форменной рубашки с коротким рукавом и с АКСУ на ремне, скучно отвернулся в сторону — ну не видел он ничего, вообще ничего не видел, много тут туда-сюда народу проходит…

И вот теперь он, наклонившись, чтобы не залить кровью футболку, одной рукой зажимая нос, другой шаря в карманах в поисках носового платка, стараясь ни с кем не встречаться взглядом, пробирался к повороту за угол, на котором увидел пиктограмму — обозначение мужского туалета.

Через несколько минут с помощью холодной воды кровь удалось остановить. Затолкав в кровоточащую ноздрю свёрнутый в трубочку мокрый край носового платка, он постоял у зеркала, запрокинув голову. Вроде как остановил. Вот, значит, как теперь на Родине принято. Сразу в морду. В фейс. Запростотак. Посмотрел на себя в зеркало: несколько небольших капель крови попало на футболку, хорошо что она не белая, — тёмно синяя, с чёрной эмблемой Нью-Йорк Лэйкерз. Дома нужно будет переодеть. Да, дома… До дома ещё добраться нужно. Судя по тому, что разбили нос пока ещё за двери аэровокзала не вышел — это может быть проблемой. Интересно, если так всё дальше пойдёт — просто стрелять в лицо будут, что ли? За взгляд, за то что просто на пути попался? Профессор Лебедев вот считает что да, будут. А, да, я ж на Родине, тут, в отличии от Штатов, со стволами не так свободно, пока, во всяком случае. Так что какая-то фора по времени у меня есть… — с такими невесёлыми мыслями он достал окровавленную сосульку носового платка из ноздри и стал смывать кровь с лица.

Против ожиданий добраться до дома получилось просто и без приключений. Один из стайки дежуривших у аэропорта частников сразу согласился отвезти в коттеджный посёлок, правда заломив бешеную цену, — «А чё ты хочешь, с бензином щас проблемы, пять заправок объедешь пока заправишься!» — и, причём учитывая что рейс был из Франкфурта, — в евро.

— Евро у меня нет, есть доллары, — оговорился Владимир.

— Американские? — на всякий случай уточнил таксист, — Так оно того и лучше! Это новое евро не поймёшь, — чо там, Италия уже, — или «ещё»?.. А Америка — она Америка и есть. Поехали!

Сидя на заднем сиденье, как привык в Штатах, а не рядом с водителем, как принято на Родине, он рассмативал в окно пролетающие мимо виды: биллборды, рекламирующие какие-то вклады в каких-то банках, бытовую технику, опять какие-то финансовые услуги… Машин за три года, вроде, стало поменьше, или кажется? А, да, опять «финансовые услуги»…

Вспомнился сосед в самолёте, с которым летели из Франкфурта, — коммуникабельный такой дядечка, с вкрадчивыми манерами шулера и привычкой заглядывая в глаза спрашивать «Надеюсь, вы меня понимаете?..» Тоже… Финансист. Выведав у Владимира, что его отец в том числе занимается и фин. операциями, он стал разливаться соловьём, расписывая какое сейчас удачное для финансовых спекуляций время, да какие выгоды можно поиметь сотрудничая вот именно с ним, — как его? Яков Михайлович, кажется. Что нынешние «качели» на фондовых рынках, совершенно непредсказуемое поведение фондовых индексов — «…это самое оно! Это как раз то время, когда и создаются настоящие капиталы! Нет, не в мирное время создаются капиталы, молодой человек, — а именно, как говорил барон Ротшильд: «Настоящие капиталы создаются когда гремят пушки!» Ну, «пушки гремят» пока что, слава богу, от нас вдалеке — что там, опять китайский фрегат потопили на рейде Тайваня?.. — но сама ситуация, сами скачки курсов валют, бешеные колебания цены коммодитиз, — всё это создаёт просто невиданные возможности! Возможности! — надеюсь, вы меня, молодой человек, понимаете?.. Я вам, молодой человек, прямо скажу — если эта тенденция продолжится ещё хотя бы полгода — через полгода ваш покорный слуга, — то есть я, ха-ха! — буду уже скромным владельцем особняка на полсотни комнат с соответствующим земельным участком где-нибудь в Испании! Или совсем уж нескромным — но тут, в окрестностях Мувска, — понимаете меня, молодой человек, не правда ли?.. Так и передайте своему папе: дескать, Яков Михайлович, являясь непревзойдённым специалистом в финансовых операциях с валютой, и имея широкие возможности, обеспечит невиданную доходность… вы меня понимаете?..

Еле от него отвязался, пришлось и пообещать, и взять визитку, отказаться от предложения подвезти. «Финансовая доходность!» Как обоснованно считал профессор Лебедев мир стоит накануне гигантского финансового коллапса — а этот всё про «финансовую доходность»… Кому будут интересны эти нулики в компьютерах, когда… Впрочем, пока за валюту тут, на Родине, вполне себе… ага, вот и знакомый поворот, пост полиции на въезде, скучающий мент с автоматом — копия того что в аэропорту, что это они все с автоматами? вон и наш коттедж виден!

Неприятные предчувствия, возникшие ещё в Штатах, когда он не смог порядка двух недель связаться ни с отцом, ни с сестрой, подтвердились: двухэтажный коттедж красного финского кирпича выглядел необитаемым. Пыльные окна, несмотря на день, были плотно зашторены; дорожка к входной двери явно не подметалась около месяца. Расплатившись с таксистом, он без особой надежды понажимал кнопку звонка на кирпичном же столбе возле входа на участок, и, не дождавшись ответа, скинул с плеча рюкзак, стал рыться в нём в поисках ключей от дома, которые по настоянию отца — видимо, небеспочвенному, — взял с собой уезжая в Штаты ещё три года назад. Замок на калитке знакомо щёлкнул, и Владимир прошёл к входной двери. Тоже, конечно, заперта. Куда они все подевались — и не предупредили же! Ну ладно, отец — тот после последнего их разговора, когда он, подкрепляя свои доводы авторитетом профессора Лебедева, в очередной раз настаивал на своём возвращении домой; — он просто рявкнул, как за ним водилось:

online-knigi.com

Крысиные гонки читать онлайн, Дартс Павел

ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА! ЧТО-ТО ТЫ МНЕ НЕ РАДА…

— Да, ласково Родина встречает!.. — пробормотал Владимир, одной рукой зажимая разбитый, обильно кровоточащий нос, а другой наощупь ища по карманам носовой платок. Где-то должен тут быть туалет…

Инцидент произошёл сразу по прилёту, когда он только-только прошёл паспортный и таможенный контроль, и не имея багажа кроме ручной клади, привычного и необременительного студенческого рюкзака на плече, пробирался через толпу встречающих рейс Франкфурт — Мувск к выходу. На таможне не трепали нервы, как он опасался, не пытались по обыкновению слупить денег с одинокого соотечественника, прибывшего из-за бугра; шмонали как-то торопливо-лениво, и он совсем было расслабился и даже стал неосознанно искать взглядом в галдящей толпе встречающих родных-знакомых: габаритную фигуру отца в неизменном тёмном пиджаке и при галстуке и сестрёнку-переростка, которых не видел уже три года. Но тут же вспомнил, что о его прилёте они не знают. Ещё в самолёте он вновь попытался дозвониться — и опять безрезультатно. Да, встречать некому, и добираться домой придётся самому.

Люди шумели и толкались, вытягивали шеи, стараясь разглядеть своих — встречающих-прилетевших. Всё было как везде и как всегда, только что вместо английской или немецкой речи вокруг звучала порядком уже подзабытая русская. Уже пробравшись через толпу, и направляясь к стеклянным дверям вестибюля зала прилётов он столкнулся с группой южан, галдящей стайкой направляющихся туда, откуда он только что выбрался — к толпе встречающих. Он шагнул в сторону, уступая им дорогу, они-то явно никому дорогу уступать не собирались, — и задел своим тощим студенческим рюкзаком одного из них. Их было шесть человек, и один тут же, пОходя, как бы между делом, дёрнул его за рукав, и, когда он обернулся — ткнул выставленной ладонью ему сильно в лицо, в нос… Сильно и беззлобно, по-хозяйски, как прогоняют-наказывают пинком надоевшую домашнюю псину, опять некстати попавшую под ноги.

Так быстро и буднично. Он схватился за нос, на мгновение ослепнув от резкой боли и сразу почувствовав под руками мокрое и горячее, а они пошли дальше, продолжая что-то обсуждать на своём гортанном языке, на своём гыр — гыр, как будто мимоходом разбить нос просто проходящему мимо было не только в порядке вещей, но и надоевшей обыденностью; один только удовлетворённо хмыкнул, уже пройдя несколько шагов, обернувшись и увидя как он зажимает нос, и сквозь пальцы у него сочится кровь. А стоящий у входа в аэровокзал полицейский, у которого это произошло на глазах, в грязноватом сером бронежелете поверх форменной рубашки с коротким рукавом и с АКСУ на ремне, скучно отвернулся в сторону — ну не видел он ничего, вообще ничего не видел, много тут туда-сюда народу проходит…

И вот теперь он, наклонившись, чтобы не залить кровью футболку, одной рукой зажимая нос, другой шаря в карманах в поисках носового платка, стараясь ни с кем не встречаться взглядом, пробирался к повороту за угол, на котором увидел пиктограмму — обозначение мужского туалета.

Через несколько минут с помощью холодной воды кровь удалось остановить. Затолкав в кровоточащую ноздрю свёрнутый в трубочку мокрый край носового платка, он постоял у зеркала, запрокинув голову. Вроде как остановил. Вот, значит, как теперь на Родине принято. Сразу в морду. В фейс. Запростотак. Посмотрел на себя в зеркало: несколько небольших капель крови попало на футболку, хорошо что она не белая, — тёмно синяя, с чёрной эмблемой Нью-Йорк Лэйкерз. Дома нужно будет переодеть. Да, дома… До дома ещё добраться нужно. Судя по тому, что разбили нос пока ещё за двери аэровокзала не вышел — это может быть проблемой. Интересно, если так всё дальше пойдёт — просто стрелять в лицо будут, что ли? За взгляд, за то что просто на пути попался? Профессор Лебедев вот считает что да, будут. А, да, я ж на Родине, тут, в отличии от Штатов, со стволами не так свободно, пока, во всяком случае. Так что какая-то фора по времени у меня есть… — с такими невесёлыми мыслями он достал окровавленную сосульку носового платка из ноздри и стал смывать кровь с лица.

Против ожиданий добраться до дома получилось просто и без приключений. Один из стайки дежуривших у аэропорта частников сразу согласился отвезти в коттеджный посёлок, правда заломив бешеную цену, — «А чё ты хочешь, с бензином щас проблемы, пять заправок объедешь пока заправишься!» — и, причём учитывая что рейс был из Франкфурта, — в евро.

— Евро у меня нет, есть доллары, — оговорился Владимир.

— Американские? — на всякий случай уточнил таксист, — Так оно того и лучше! Это новое евро не поймёшь, — чо там, Италия уже, — или «ещё»?.. А Америка — она Америка и есть. Поехали!

Сидя на заднем сиденье, как привык в Штатах, а не рядом с водителем, как принято на Родине, он рассмативал в окно пролетающие мимо виды: биллборды, рекламирующие какие-то вклады в каких-то банках, бытовую технику, опять какие-то финансовые услуги… Машин за три года, вроде, стало поменьше, или кажется? А, да, опять «финансовые услуги»…

Вспомнился сосед в самолёте, с которым летели из Франкфурта, — коммуникабельный такой дядечка, с вкрадчивыми манерами шулера и привычкой заглядывая в глаза спрашивать «Надеюсь, вы меня понимаете?..» Тоже… Финансист. Выведав у Владимира, что его отец в том числе занимается и фин. операциями, он стал разливаться соловьём, расписывая какое сейчас удачное для финансовых спекуляций время, да какие выгоды можно поиметь сотрудничая вот именно с ним, — как его? Яков Михайлович, кажется. Что нынешние «качели» на фондовых рынках, совершенно непредсказуемое поведение фондовых индексов — «…это самое оно! Это как раз то время, когда и создаются настоящие капиталы! Нет, не в мирное время создаются капиталы, молодой человек, — а именно, как говорил барон Ротшильд: «Настоящие капиталы создаются когда гремят пушки!» Ну, «пушки гремят» пока что, слава богу, от нас вдалеке — что там, опять китайский фрегат потопили на рейде Тайваня?.. — но сама ситуация, сами скачки курсов валют, бешеные колебания цены коммодитиз, — всё это создаёт просто невиданные возможности! Возможности! — надеюсь, вы меня, молодой человек, понимаете?.. Я вам, молодой человек, прямо скажу — если эта тенденция продолжится ещё хотя бы полгода — через полгода ваш покорный слуга, — то есть я, ха-ха! — буду уже скромным владельцем особняка на полсотни комнат с соответствующим земельным участком где-нибудь в Испании! Или совсем уж нескромным — но тут, в окрестностях Мувска, — понимаете меня, молодой человек, не правда ли?.. Так и передайте своему папе: дескать, Яков Михайлович, являясь непревзойдённым специалистом в финансовых операциях с валютой, и имея широкие возможности, обеспечит невиданную доходность… вы меня понимаете?..

Еле от него отвязался, пришлось и пообещать, и взять визитку, отказаться от предложения подвезти. «Финансовая доходность!» Как обоснованно считал профессор Лебедев мир стоит накануне гигантского финансового коллапса — а этот всё про «финансовую доходность»… Кому будут интересны эти нулики в компьютерах, когда… Впрочем, пока за валюту тут, на Родине, вполне себе… ага, вот и знакомый поворот, пост полиции на въезде, скучающий мент с автоматом — копия того что в аэропорту, что это они все с автоматами? вон и наш коттедж виден!

Неприятные предчувствия, возникшие ещё в Штатах, когда он не смог порядка двух недель связаться ни с отцом, ни с сестрой, подтвердились: двухэтажный коттедж красного финского кирпича выглядел необитаемым. Пыльные окна, несмотря на день, были плотно зашторены; дорожка к входной двери явно не подметалась около месяца. Расплатившись с таксистом, он без особой надежды понажимал кнопку звонка на кирпичном же столбе возле входа на участок, и, не дождавшись ответа, скинул с плеча рюкзак, стал рыться в нём в поисках ключей от дома, которые по настоянию отца — видимо, небеспочвенному, — взял с собой уезжая в Штаты ещё три года назад. Замок на калитке знакомо щёлкнул, и Владимир прошёл к входной двери. Тоже, конечно, заперта. Куда они все подевались — и не предупредили же! Ну ладно, отец — тот после последнего их разговора, когда он, подкрепляя свои доводы авторитетом профессора Лебедева, в очередной раз настаивал на своём возвращении домой; — он просто рявкнул, как за ним водилось:

— Ты, дурак, просто не соображаешь каково сейчас ЗДЕСЬ! Ситуация обостряется с каждой неделей, — ты хоть новости-то читаешь, политолог хренов?? Я сам сворачиваю производство, и подумываю куда сунуться «на переждать», а ты «вернуться хочу, вернуться хочу!» — как мальчик, чёрт побери! Сиди в своём кампусе и не отсвечивай, и благодари судьбу что ты за тысячи километров от нашего назревающего в очередной раз бардака!

А на попытку возразить что «Папа, ты сам-то знаешь что ЗДЕСЬ-то творится, что здесь назревает? Ну почему ты считаешь, что здесь будет лучше, почему ты считаешь что Америка и в этот раз останется в стороне?? Я хочу в это время быть с …» обрезал:

— Потому что ТАМ — порядок! Потому что там — нацгвардия и не цацкаются с кавказоидами! Потому что Америка — самодостаточный ОСТРОВ! Ею управляют вменяемые люди — и там всегда всё будет как всегда — окейно! Всё, разговор закончен! Петру передай, что он за два десятка лет отсутствия на Родине оторвался от наших реалий, забыл что есть «русский бунт, бессмысленный и беспощадный»; пусть не лезет со своими академическими выкладками в реальную жизнь! Скажи, что я забросил ему на счёт дополнительно полтинник, и ты имей ввиду — тебе брошу столько же, — но сиди и не рыпайся! Чтобы нас с Элеонорой ЭТО не коснулось — я сам прослеж ...

knigogid.ru

Крысиные гонки - Павел Дартс

  • Обложка: Будь моей парой (СИ)

    Просмотров: 3574

    Будь моей парой (СИ)

    Алина Лис

    Красивый и богатый, наглый и испорченный Раум ди Форкалонен - мечта всех девчонок в магической…

  • Обложка: Муж прилагается к диплому (СИ)

    Просмотров: 3561

    Муж прилагается к диплому (СИ)

    AnaGran

    Каждый студент, поступающий на бюджет, обязан был отработать три года на государство, а там уж куда…

  • Обложка: Папа-Дракон в комплекте. История попаданки (СИ)

    Просмотров: 2852

    Папа-Дракон в комплекте. История попаданки (СИ)

    Татьяна Михаль

    Жизнь Анфисы изменилась в один миг! Она оказалась в другом мире, где живут Драконы. Не имея…

  • Обложка: Будь моей судьбой (СИ)

    Просмотров: 2773

    Будь моей судьбой (СИ)

    Алина Лис

    Для высшего демона любовь к полукровке-оборотню — недопустимая слабость. Но начатая со скуки игра…

  • Обложка: Будь моей игрушкой (СИ)

    Просмотров: 2674

    Будь моей игрушкой (СИ)

    Алина Лис

    Магическая академия. Лекции, друзья, безмятежное будущее…Так думала Дженни, но все изменилось в…

  • Обложка: Благодарю за неё (ЛП)

    Просмотров: 2578

    Благодарю за неё (ЛП)

    Алекса Райли

    Отем всегда испытывала душераздирающие протяжение к своему брату, Хантеру. Но единственная проблема…

  • Обложка: Восход черной звезды (СИ)

    Просмотров: 2314

    Восход черной звезды (СИ)

    Елена Звездная

    Смерть оказалась… странной. Головокружительной, стремительной, сверкающей… Я куда-то падала, крепко…

  • Обложка: Химик (СИ)

    Просмотров: 2298

    Химик (СИ)

    Соня Рыжая

    Он был убежден, что она порочная лгунья, и продажная девка. Ни на грамм не верил невинному личику,…

  • Обложка: Звездная академия. Как соблазнить адмирала (СИ)

    Просмотров: 2197

    Звездная академия. Как соблазнить адмирала (СИ)

    Наталья Косухина

    Сегодня Звездная академия распахнет свои двери, чтобы лучшие из лучших попытали свое счастье в…

  • Обложка: Правила неприличия (СИ)

    Просмотров: 1878

    Правила неприличия (СИ)

    Ася Оболенская

    Регина и Андрей люди настолько разные, что по всем законам логики никогда не должны были…

  • Обложка: В объятиях волка (СИ)

    Просмотров: 1604

    В объятиях волка (СИ)

    Darya Pricklys

    Он всегда уходил как можно дальше от дома. Намеренно скрывался в обширных лесах своего родного…

  • Обложка: Нежданная связь (ЛП)

    Просмотров: 1396

    Нежданная связь (ЛП)

    Алекса Райли

    Иви хочет вырваться из своего непорочного мирка, поэтому решает пойти с лучшей подругой в клуб для…

  • Обложка: Замуж за врага (СИ)

    Просмотров: 1379

    Замуж за врага (СИ)

    Ева Никольская

    ОН — охотник за головами, ведьмак с даром сирены и мерзавец, по вине которого мой отец попал за…

  • Обложка: Я – талисман дракона (СИ)

    Просмотров: 1311

    Я – талисман дракона (СИ)

    Кристина Вронская

    Есть ли у тебя выбор, когда ты — Сокровище? Имеешь ли право любить, как любая женщина? Или в тебе…

  • Обложка: Сияние черной звезды (СИ)

    Просмотров: 1303

    Сияние черной звезды (СИ)

    Елена Звездная

    Она — не та, с чьим именем на устах рыцари совершают подвиги и чью красоту воспевают менестрели.…

  • Обложка: Больше, чем брат (СИ)

    Просмотров: 1254

    Больше, чем брат (СИ)

    Maks Grey

    Что делать, если ты любишь своего старшего брата, а он не обращает на тебя внимания? Огден всегда…

  • Обложка: Кот из соседнего государства (СИ)

    Просмотров: 1156

    Кот из соседнего государства (СИ)

    AnaGran

    Каждый студент, поступающий на бюджет, обязан был отработать три года на государство, а там уж куда…

  • Обложка: Пылающая Эмбер (ЛП)

    Просмотров: 1145

    Пылающая Эмбер (ЛП)

    Брайа Дерби

    Последнее, что ей нужно после побега от монстра, так это попасть в логово Дьявола.…

  • Обложка: Десерт (ЛП)

    Просмотров: 1048

    Десерт (ЛП)

    Эвангелина Андерсон

    Виктор получает неприличный звонок от Тейлор с приглашение поскорее вернуться домой, чтобы…

  • Обложка: Нас просто не было. Книга первая (СИ)

    Просмотров: 996

    Нас просто не было. Книга первая (СИ)

    Маргарита Дюжева

    Он был избалован женским вниманием, и привык получать все и сразу, не считаясь ни с кем. Играючи…

  • Обложка: Дикое подчинение (ЛП)

    Просмотров: 978

    Дикое подчинение (ЛП)

    Рокси Слоан

    Меня зовут Адам Кинкейд, и я лучший в своем деле. Потеряв родителей, я решил пойти по их стопам, и…

  • Обложка: Дар золотому дракону (СИ)

    Просмотров: 905

    Дар золотому дракону (СИ)

    Оксана Чекменёва

    Ну почему именно в этом году, как раз когда мне выпал жребий невесту дракона изображать, он…

  • Обложка: Не Святой Валентин (СИ)

    Просмотров: 876

    Не Святой Валентин (СИ)

    Елена Николаева

    Застукав новоиспечённого мужа за изменой в день их свадьбы, отчаявшаяся Валерия сбегает. Имея…

  • Обложка: Зараженный тьмой (СИ)

    Просмотров: 840

    Зараженный тьмой (СИ)

    Юлия Пульс

    Алекса с детства росла в приюте «Колыбель проклятых», но вовсе не по своей воле. Ведунья берегла…

  • Обложка: Не единственная (СИ)

    Просмотров: 839

    Не единственная (СИ)

    Лидия Миленина

    Что продать горшечнику, если на войне он потерял руку, а с ней — былое мастерство? Только…

  • Обложка: Главное - хороший конец. Вторая книга (СИ)

    Просмотров: 774

    Главное - хороший конец. Вторая книга (СИ)

    Ольга Безымянная

    Стать попаданкой очень просто. Гораздо сложнее выжить, и стать счастливой попаданкой.

  • Обложка: Близнецы (ЛП)

    Просмотров: 749

    Близнецы (ЛП)

    Ким Фокс

    Лейла Уинтерс не в форме, тяжело дышит и ей не везет. После ряда странных обстоятельств она…

  • Обложка: Блондинки тоже не промах

    Просмотров: 619

    Блондинки тоже не промах

    Ольга Олие

    Любопытство наказуемо. Хотела полетать на драконе? Полетала. А как дополнительный бонус — обрела…

  • itexts.net

    Крысиные гонки. Часть 3 читать онлайн, Дартс Павел

    Часть 3. ВЫЖИТЬ В КРЫСИНОМ МИРЕ

    *** КРУШЕНИЕ ВСЕЙ ЖИЗНИ - НАЧАЛО ЖИЗНИ НОВОЙ

    СЛЕДСТВИЕ ГОСПОДИНА ГРОМОСЕЕВА

    - Что у вас тут происходит, что у вас происходит?? - таким разгневанным, едва держащим себя в руках, Борис Андреевич Уполномоченного ещё не видел.

    Антон Пантелеевич большими шагами мерил пустую теперь комнату бывшей девичьей 'общаги', где на истоптанном полу остались лишь пыльные прямоугольники от прежде стоявших кроватей и валялся всякий мелкий мусор: мятые фантики от карамели, выжатый досуха тюбик зубной пасты, обёртка от прокладок... Приглашённый 'на разбор' Борис Андреевич смирно сидел посреди комнаты на древнем канцелярском стуле, не забранном с собой 'на пригорок' девчатами лишь по причине расхлябанности и неремонтопригодности.

    Сидел смирно он по двум причинам, вернее даже трём: боялся что от движения стул под ним развалится; показным смирением старался смягчить бушующего шефа; и был несколько не в своей тарелке от сознания своей полной беззащитности: бойцы 'летучего отряда' взяли в кольцо контору, и, судя по всему были готовы на самые крутые меры. А ну как что-то вскроется?.. из того, что вскрыться не должно? Хотя б частично? Борис Андреевич поёжился, стул опасно скрипнул - могут ведь и шлёпнуть тут. И очень просто - грехов ещё с Мувска накопилось не на один смертный приговор; а сейчас на вмешательство адвоката рассчитывать не приходится. Хотя на все другие случаи эта парочка 'интеллектуалов' - журналист-политтехнолог и юрист, как раз то что надо; они и ждали 'своего выхода' возле крыльца.

    Бойцы Громосеева были как один экипированы в новенькую армейскую форму, хотя и устаревшего образца, не в 'цифру', но новую, видать полученную со складов ДХ. Вооружены - не в пример Хроновской дружине с её двумя двустволками - несколькими автоматами Калашникова и самозарядными винтовками - Борис Андреевич не особо разбирался в типах огнестрельного оружия. У двоих, впрочем - помповые дробовики.

    Сам Уполномоченный был экипирован как раз в офицерскую 'цифру', перетянут портупеей, к привычному уже пистолету на поясе добавился короткий полицейско-десантный автомат, 'ксюха', висящий у него за широкой спиной. Господин Громосеев своими немаленькими габаритами, коротко стриженной головой и раскатами гневного баса производил сильное впечатление, и Борис Андреевич благоразумно молчал, ожидая пока тот перебушует, чтобы потому уже 'вставить свои пять копеек' и 'объяснить ситуацию' - этого момента и 'группа поддержки' ожидала.

    - Ты посмотри что у тебя делается!!! - орал на него Громосеев так, что со двора испуганно заглядывали в окно его бойцы, - За два с половиной месяца целая череда трупов и бесследных исчезновений! Женщина эта, бизнес-тренер! - он стал загибать огромные пальцы, - Пропала и найдена убитой! Кстати, похоронили её?.. Где?

    Староста неопределённо пожал плечами, что можно было расценить и как 'ну а как же?' или 'разумеется', но можно было при желании интерпретировать и как 'ну откуда же я знаю?..' Он действительно как-то упустил из внимания этот момент, перепоручив это неприятное занятие Хронову с его парнями, на что тот, кажется, в свою очередь благополучно забил болт. Не исключено что мадам Соловьёва до сих пор гниёт там же, в школьном подвале.

    - Этот, коммерсант Мувский, что я привёз прошлый раз, Аксеенко Роман, - продолжал Громосеев, демонстрируя неслабую осведомлённость в озёрских делах, - Пропал, и с концами??

    'Надеюсь что с концами' - подумал про себя староста, - 'Не полезут они же в старые провалившиеся подвалы заброшенных домов?'

    - Дальше - больше, я смотрю, у вас тут по-нарастающей! Убилась твоя хозяйка!! - 'Я-то тут чо... со всякой старухой бывает...' - пожал плечами Борис Андреевич и опустил голову.

    - Молодая девка вдруг кончает жизнь самоубийством! Парню из Мувска стреляют в лицо и он при смерти сейчас, в коме - это что, порядок??! - 'Сволочь Хронов, не мог пару дней подождать!' - подумал староста, - 'Нет, надо было именно перед приездом Громосеева счёты сводить! Ну, уедет Громосеев - я те покажу!.. Подставил меня, гад.'

    - И даже Морожин, Костька Морожин, безобиднейший забулдыга, вдруг внезапно и бесследно исчезает! Я уж не говорю про эту форменную бойню в церкви, про это вообще будем отдельно разговаривать, это вообще ни в какие ворота!!! Ты посмотри что у тебя на подведомственной территории делается!! Ко мне в Никоновку пришла семья, жалуются: мало того, что их прогнали, не дали занять пустующий дом, который они брались сами привести в жилой вид, так им ещё и оружием угрожали!

    - Кто это угрожал? - вскинулся было староста.

    - Хронов твой любезный!! А - нормальные люди оказались, с руками и головой, сейчас в Никоновке обживаются, - так что, вы собираетесь всех беженцев ко мне переправлять??

    - Ну, может Витёк и перегнул палку... но у нас и в самом деле тесно, и чем кормить? Сезон-то закончился. А дом тот совсем аварийный, ты просто не видел; они б там убились, и ты б потом меня же за это гнобил...

    - Сейчас всем тесно! Нужно, плять, приспосабливаться! А не прогонять нормальных людей!

    - Ну, может, Хронов... перегнул...

    - Хронов! Ты здесь за всё отвечаешь!! Ты посмотри что у тебя делается: если считать на происшествия на количество жителей, так у тебя Содом и Гоморра, а не село!.. Сплошные, это, преступления!..

    Получилась пауза. Опустивший вновь голову Борис Андреевич исподтишка метнул взгляд на Громосеева. Кажется, всё. Выпустил пары. Теперь, значит... выдерживаем паузу - и в добрый путь.

    Наконец молчавший староста поднял голову. На его глазах блестели слёзы.

    - Пантелеич! Что я могу сказать?.. Ты ж помнишь! Когда я сюда приехал, одними из первых - ты ж сам меня подбивал на заместительство! Я - не хотел. Ну не моё это - людями командовать, мягкий я для этого человек! Но - раз надо. Ночей не спал - всё думал, как лучше всё организовать. Коммуна вот. Посадки. Бытовые всякие вопросы. Дружина опять-таки, худо-бедно, но охраняют же! До последнего времени, вот до этого побоища в церкви, всё было более-менее - ни пьяных драк, ни краж. Но кто ж знал, что тут гнездо целое свито? Гнездо, не побоюсь этого слова, бандитизма и террора?! Я ведь не этот, не чекист в кожаной тужурке. Я - человек мирный, и без помощи, без полномочиев, противостоять банде, знаешь ли, не могу! Воля твоя, Антон, снимай меня с Помощников, и назначай кого знаешь! Грязный мир, гнездо разврата.

    В бездну мчится словно мяч:

    Брат войной идет на брата.

    Нет судей, но есть палач...

    Теперь он смотрел снизу вверх прозрачными от слёз глазами в лицо Уполномоченному.

    Возвышавшийся над ним скалой огромный Громосеев, только что такой гневный, начал смягчаться:

    - Ну что ты, Андреич? Никто речь не ведёт о твоём смещении. Ты, действительно... человек гражданский; кем ты там до всего этого был-то? Бухгалтер? Но нужно ж того... следовать реалиям! Что у вас тут происходит, ты хоть можешь изложить? Свою версию событий, имею ввиду. Девчонки вот, я смотрю, перебрались отсюда зачем-то... Тут же центр деревни, тут - охрана; а они - в церковь, где только что убийства были, где ещё трупы лежат - как это понимать, чем объяснишь?? Слушаю тебя.

    - Пантелеич... не смогу я сейчас связно изложить, мысли путаются! Ты лучше вот их послушай, представителей общественности - с утра тебя ожидают!

    Он подошёл к окну и стукнул в него костяшками; заглянувшему в окно юристу кивнул головой на дверь: заходите, мол.

    Через минуту в комнату вошли, поздоровавшись с Уполномоченным, юрист Вениамин Львович Попрыгайло; и журналист, он же в прошлом политтехнолог, Сергей Петрович Мундель-Усадчий, оба знакомые Громосееву - собственно, он их в Озерье и поселил. Нормальные, интеллигентные представители Мувской, а теперь деревенской общественности, люди корректные и образованные, хорошо по деревенским же меркам одетые, с достоинством на лицах, всем своим видом внушавшие доверие и уважение. Кто ж виноват, что волею обстоятельств столь достойные представители народа вынуждены сейчас пребывать в столь медвежьем углу?

    Господин Громосеев, честный и добрый (что он тщательно скрывал) человек, видел перед собой сейчас троих корректных и интеллигентных людей, с открытыми и честными лицами, не чета скандалисту Морожину или вечно набыченному и себе на уме Вадиму, или судя по всему постоянно что-то замышлявшим 'друзьям-Владимирам', и он с интересом и с удовольствием вступил с ними в беседу.

    В течении беседы, а вернее уверенному и гладкому изложению событий из уст специалиста по пиару и бывалого юриста-адвоката, всё и выяснилось: действительно, судя по всему, тут в деревне свила себе гнездо мувская банда! Занимавшаяся убийствами и грабежами.

    Теперь ВСЁ укладывалось в строку: и убийство мадам бизнес-тренерши, с которой конфликтовал, как оказалось, Владимир; тот, что в деревенских реалиях проходил как 'Вовка'; и таинственное исчезновение их же квартиранта - наверняка с целью грабежа и последующего убийства, в чём уверена (вы можете её спросить!) его, исчезнувшего, вдова, то есть жена, Инна. С дочкой. И пропажа Морожина, который видимо что-то за ними заметил! И побоище у церкви, куда явилась банда, скорее всего, предъявить какие-то претензии своим подельникам. И, главное, у них, то есть у Владимира, который и осуществил в дальнейшем массовое убийство у церкви, включая и двоих связанных, и, судя по всему, подвергшихся пытке соучастников, оказался автомат! А это значит что он изначально причастен к преступному промыслу - хищению оружия, а, возможно, и к тому нашумевшему инциденту в Никоновке - вы, конечно, помните, Антон Пантелеевич! - когда, вы сам рассказывали, была вырезана целая семья, похищено оружие, а дом сожжён!

    - Как юрист, принимавший участие во множестве уголовных дел, связанных с убийствами, и с действиями ...

    knigogid.ru

    Крысиные гонки Часть 1 читать онлайн, Дартс Павел

    Часть первая. ГОРОД

    ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА! ЧТО-ТО ТЫ МНЕ НЕ РАДА...

    - Да, ласково Родина встречает!.. - пробормотал Владимир, одной рукой зажимая разбитый, обильно кровоточащий нос, а другой наощупь ища по карманам носовой платок. Где-то должен тут быть туалет...

    Инцидент произошёл сразу по прилёту, когда он только-только прошёл паспортный и таможенный контроль, и не имея багажа кроме ручной клади, привычного и необременительного студенческого рюкзака на плече, пробирался через толпу встречающих рейс Франкфурт - Мувск к выходу. На таможне не трепали нервы, как он опасался, не пытались по обыкновению слупить денег с одинокого соотечественника, прибывшего из-за бугра; шмонали как-то торопливо-лениво, и он совсем было расслабился и даже стал неосознанно искать взглядом в галдящей толпе встречающих родных-знакомых: габаритную фигуру отца в неизменном тёмном пиджаке и при галстуке и сестрёнку-переростка, которых не видел уже три года. Но тут же вспомнил, что о его прилёте они не знают. Ещё в самолёте он вновь попытался дозвониться - и опять безрезультатно. Да, встречать некому, и добираться домой придётся самому.

    Люди шумели и толкались, вытягивали шеи, стараясь разглядеть своих - встречающих-прилетевших. Всё было как везде и как всегда, только что вместо английской или немецкой речи вокруг звучала порядком уже подзабытая русская. Уже пробравшись через толпу, и направляясь к стеклянным дверям вестибюля зала прилётов он столкнулся с группой южан, галдящей стайкой направляющихся туда, откуда он только что выбрался - к толпе встречающих. Он шагнул в сторону, уступая им дорогу, они-то явно никому дорогу уступать не собирались, - и задел своим тощим студенческим рюкзаком одного из них. Их было шесть человек, и один тут же, пОходя, как бы между делом, дёрнул его за рукав, и, когда он обернулся - ткнул выставленной ладонью ему сильно в лицо, в нос... Сильно и беззлобно, по-хозяйски, как прогоняют-наказывают пинком надоевшую домашнюю псину, опять некстати попавшую под ноги.

    Так быстро и буднично. Он схватился за нос, на мгновение ослепнув от резкой боли и сразу почувствовав под руками мокрое и горячее, а они пошли дальше, продолжая что-то обсуждать на своём гортанном языке, на своём гыр - гыр, как будто мимоходом разбить нос просто проходящему мимо было не только в порядке вещей, но и надоевшей обыденностью; один только удовлетворённо хмыкнул, уже пройдя несколько шагов, обернувшись и увидя как он зажимает нос, и сквозь пальцы у него сочится кровь. А стоящий у входа в аэровокзал полицейский, у которого это произошло на глазах, в грязноватом сером бронежелете поверх форменной рубашки с коротким рукавом и с АКСУ на ремне, скучно отвернулся в сторону - ну не видел он ничего, вообще ничего не видел, много тут туда-сюда народу проходит...

    И вот теперь он, наклонившись, чтобы не залить кровью футболку, одной рукой зажимая нос, другой шаря в карманах в поисках носового платка, стараясь ни с кем не встречаться взглядом, пробирался к повороту за угол, на котором увидел пиктограмму - обозначение мужского туалета.

    Через несколько минут с помощью холодной воды кровь удалось остановить. Затолкав в кровоточащую ноздрю свёрнутый в трубочку мокрый край носового платка, он постоял у зеркала, запрокинув голову. Вроде как остановил. Вот, значит, как теперь на Родине принято. Сразу в морду. В фейс. Запростотак. Посмотрел на себя в зеркало: несколько небольших капель крови попало на футболку, хорошо что она не белая, - тёмно синяя, с чёрной эмблемой Нью-Йорк Лэйкерз. Дома нужно будет переодеть. Да, дома... До дома ещё добраться нужно. Судя по тому, что разбили нос пока ещё за двери аэровокзала не вышел - это может быть проблемой. Интересно, если так всё дальше пойдёт - просто стрелять в лицо будут, что ли? За взгляд, за то что просто на пути попался? Профессор Лебедев вот считает что да, будут. А, да, я ж на Родине, тут, в отличии от Штатов, со стволами не так свободно, пока, во всяком случае. Так что какая-то фора по времени у меня есть... - с такими невесёлыми мыслями он достал окровавленную сосульку носового платка из ноздри и стал смывать кровь с лица.

    Против ожиданий добраться до дома получилось просто и без приключений. Один из стайки дежуривших у аэропорта частников сразу согласился отвезти в коттеджный посёлок, правда заломив бешеную цену, - 'А чё ты хочешь, с бензином щас проблемы, пять заправок объедешь пока заправишься!' - и, причём учитывая что рейс был из Франкфурта, - в евро.

    - Евро у меня нет, есть доллары, - оговорился Владимир.

    - Американские? - на всякий случай уточнил таксист, - Так оно того и лучше! Это новое евро не поймёшь, - чо там, Италия уже, - или 'ещё'?.. А Америка - она Америка и есть. Поехали!

    Сидя на заднем сиденье, как привык в Штатах, а не рядом с водителем, как принято на Родине, он рассмативал в окно пролетающие мимо виды: биллборды, рекламирующие какие-то вклады в каких-то банках, бытовую технику, опять какие-то финансовые услуги... Машин за три года, вроде, стало поменьше, или кажется? А, да, опять 'финансовые услуги'...

    Вспомнился сосед в самолёте, с которым летели из Франкфурта, - коммуникабельный такой дядечка, с вкрадчивыми манерами шулера и привычкой заглядывая в глаза спрашивать 'Надеюсь, вы меня понимаете?..' Тоже... Финансист. Выведав у Владимира, что его отец в том числе занимается и фин.операциями, он стал разливаться соловьём, расписывая какое сейчас удачное для финансовых спекуляций время, да какие выгоды можно поиметь сотрудничая вот именно с ним, - как его? Яков Михайлович, кажется. Что нынешние 'качели' на фондовых рынках, совершенно непредсказуемое поведение фондовых индексов - '...это самое оно! Это как раз то время, когда и создаются настоящие капиталы! Нет, не в мирное время создаются капиталы, молодой человек, - а именно, как говорил барон Ротшильд: 'Настоящие капиталы создаются когда гремят пушки!' Ну, 'пушки гремят' пока что, слава богу, от нас вдалеке - что там, опять китайский фрегат потопили на рейде Тайваня?.. - но сама ситуация, сами скачки курсов валют, бешеные колебания цены коммодитиз, - всё это создаёт просто невиданные возможности! Возможности! - надеюсь, вы меня, молодой человек, понимаете?.. Я вам, молодой человек, прямо скажу - если эта тенденция продолжится ещё хотя бы полгода - через полгода ваш покорный слуга, - то есть я, ха-ха! - буду уже скромным владельцем особняка на полсотни комнат с соответствующим земельным участком где-нибудь в Испании! Или совсем уж нескромным - но тут, в окрестностях Мувска, - понимаете меня, молодой человек, не правда ли?.. Так и передайте своему папе: дескать, Яков Михайлович, являясь непревзойдённым специалистом в финансовых операциях с валютой, и имея широкие возможности, обеспечит невиданную доходность... вы меня понимаете?..

    Еле от него отвязался, пришлось и пообещать, и взять визитку, отказаться от предложения подвезти. 'Финансовая доходность!' Как обоснованно считал профессор Лебедев мир стоит накануне гигантского финансового коллапса - а этот всё про 'финансовую доходность'... Кому будут интересны эти нулики в компьютерах, когда... Впрочем, пока за валюту тут, на Родине, вполне себе... ага, вот и знакомый поворот, пост полиции на въезде, скучающий мент с автоматом - копия того что в аэропорту, что это они все с автоматами? вон и наш коттедж виден!

    Неприятные предчувствия, возникшие ещё в Штатах, когда он не смог порядка двух недель связаться ни с отцом, ни с сестрой, подтвердились: двухэтажный коттедж красного финского кирпича выглядел необитаемым. Пыльные окна, несмотря на день, были плотно зашторены; дорожка к входной двери явно не подметалась около месяца. Расплатившись с таксистом, он без особой надежды понажимал кнопку звонка на кирпичном же столбе возле входа на участок, и, не дождавшись ответа, скинул с плеча рюкзак, стал рыться в нём в поисках ключей от дома, которые по настоянию отца - видимо, небеспочвенному, - взял с собой уезжая в Штаты ещё три года назад. Замок на калитке знакомо щёлкнул, и Владимир прошёл к входной двери. Тоже, конечно, заперта. Куда они все подевались - и не предупредили же! Ну ладно, отец - тот после последнего их разговора, когда он, подкрепляя свои доводы авторитетом профессора Лебедева, в очередной раз настаивал на своём возвращении домой; - он просто рявкнул, как за ним водилось:

    -Ты, дурак, просто не соображаешь каково сейчас ЗДЕСЬ! Ситуация обостряется с каждой неделей, - ты хоть новости-то читаешь, политолог хренов?? Я сам сворачиваю производство, и подумываю куда сунуться 'на переждать', а ты 'вернуться хочу, вернуться хочу!' - как мальчик, чёрт побери! Сиди в своём кампусе и не отсвечивай, и благодари судьбу что ты за тысячи километров от нашего назревающего в очередной раз бардака!

    А на попытку возразить что 'Папа, ты сам-то знаешь что ЗДЕСЬ-то творится, что здесь назревает? Ну почему ты считаешь, что здесь будет лучше, почему ты считаешь что Америка и в этот раз останется в стороне?? Я хочу в это время быть с ...' обрезал:

    - Потому что ТАМ - порядок! Потому что там - нацгвардия и не цацкаются с кавказоидами! Потому что Америка - самодостаточный ОСТРОВ! Ею управляют вменяемые люди - и там всегда всё будет как всегда - окейно! Всё, разговор закончен! Петру передай, что он за два десятка лет отсутствия на Родине оторвался от наших реалий, забыл что есть 'русский бунт, бессмысленный и беспощадный'; пусть не лезет со своими академическими выкладками в реальную жизнь! Скажи, что я забросил ему на счёт дополнительно полтинник, и ты имей ввиду - тебе брошу столько же, - но сиди и не рыпайся! Чтобы нас с Элеонорой ЭТО не коснулось - я сам прослежу! - и отключился.

    И вполне мог потом просто не брать трубку или не отвечать на запросы через интернет, но Элеонора-то, рыжая взбалмошная модница и любимая сестра, - она-то что?? Впрочем, в последние ...

    knigogid.ru

    Крысиные гонки - Павел Дартс

     

    ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА! ЧТО-ТО ТЫ МНЕ НЕ РАДА…

    – Да, ласково Родина встречает!.. – пробормотал Владимир, одной рукой зажимая разбитый, обильно кровоточащий нос, а другой наощупь ища по карманам носовой платок. Где-то должен тут быть туалет…

    Инцидент произошёл сразу по прилёту, когда он только-только прошёл паспортный и таможенный контроль, и не имея багажа кроме ручной клади, привычного и необременительного студенческого рюкзака на плече, пробирался через толпу встречающих рейс Франкфурт – Мувск к выходу.  На таможне не трепали нервы, как он опасался, не пытались по обыкновению слупить денег с одинокого соотечественника, прибывшего из-за бугра; шмонали как-то торопливо-лениво, и он совсем было расслабился и даже стал неосознанно искать взглядом в галдящей толпе встречающих родных-знакомых: габаритную фигуру отца в неизменном тёмном пиджаке и при галстуке и сестрёнку-переростка, которых не видел уже три года. Но тут же вспомнил, что о его прилёте они не знают. Ещё в самолёте он вновь попытался дозвониться – и опять безрезультатно. Да, встречать некому, и добираться домой придётся самому.

    Люди шумели и толкались, вытягивали шеи, стараясь разглядеть своих – встречающих-прилетевших. Всё было как везде и как всегда, только что вместо английской или немецкой речи вокруг звучала порядком уже подзабытая русская. Уже пробравшись через толпу, и направляясь к стеклянным дверям вестибюля зала прилётов он столкнулся с группой южан, галдящей стайкой направляющихся туда, откуда он только что выбрался – к толпе встречающих. Он шагнул в сторону, уступая им дорогу, они-то явно никому дорогу уступать не собирались, – и задел своим тощим студенческим рюкзаком одного из них. Их было шесть человек, и один тут же, пОходя, как бы между делом, дёрнул его за рукав, и, когда он обернулся – ткнул выставленной ладонью ему сильно в лицо, в нос… Сильно и беззлобно, по-хозяйски, как прогоняют-наказывают пинком надоевшую домашнюю псину, опять некстати попавшую под ноги.

    Так быстро и буднично. Он схватился за нос, на мгновение ослепнув от резкой боли и сразу почувствовав под руками мокрое и горячее, а они пошли дальше, продолжая что-то обсуждать на своём гортанном языке, на своём гыр – гыр, как будто мимоходом разбить нос просто проходящему мимо было не только в порядке вещей, но и надоевшей обыденностью; один только удовлетворённо хмыкнул, уже пройдя несколько шагов, обернувшись и увидя как он зажимает нос, и сквозь пальцы у него сочится кровь. А стоящий у входа в аэровокзал полицейский, у которого это произошло на глазах,  в грязноватом сером бронежилете поверх форменной рубашки с коротким рукавом и с АКСУ на ремне, скучно отвернулся в сторону – ну не видел он ничего, вообще ничего не видел, много тут туда-сюда народу проходит…

    И вот теперь он, наклонившись, чтобы не залить кровью футболку, одной рукой зажимая нос, другой шаря в карманах в поисках носового платка, стараясь ни с кем не встречаться взглядом, пробирался к повороту за угол, на котором увидел пиктограмму – обозначение мужского туалета.

    Через несколько минут с помощью холодной воды кровь удалось остановить. Затолкав в кровоточащую ноздрю свёрнутый в трубочку мокрый край носового платка, он постоял у зеркала, запрокинув голову. Вроде как остановил. Вот, значит, как теперь на Родине принято. Сразу в морду. В фейс. Запросто так. Посмотрел на себя в зеркало: несколько небольших капель крови попало на футболку, хорошо что она не белая, – тёмно синяя, с чёрной эмблемой Нью-Йорк Лэйкерз. Дома нужно будет переодеть. Да, дома… До дома ещё добраться нужно. Судя по тому, что разбили нос пока ещё за двери аэровокзала не вышел – это может быть проблемой. Интересно, если так всё дальше пойдёт – просто стрелять в лицо будут, что ли? За взгляд, за то что просто на пути попался? Профессор Лебедев вот считает что да, будут. А, да, я ж на Родине, тут, в отличии от Штатов, со стволами не так свободно, пока, во всяком случае. Так что какая-то фора по времени у меня есть… – с такими невесёлыми мыслями он достал окровавленную сосульку носового платка из ноздри и стал смывать кровь с лица.

    Против ожиданий добраться до дома получилось просто и без приключений. Один из стайки дежуривших у аэропорта частников сразу согласился отвезти в коттеджный посёлок, правда заломив бешеную цену, – «А чё ты хочешь, с бензином щас проблемы, пять заправок объедешь пока заправишься!» – и, причём учитывая что рейс был из Франкфурта, – в евро.

    – Евро у меня нет, есть доллары, – оговорился Владимир.

    – Американские? – на всякий случай уточнил таксист, – Так оно того и лучше! Это новое евро не поймёшь, – чо там, Италия уже, – или «ещё»?.. А Америка – она Америка и есть. Поехали!

    Сидя на заднем сиденье, как привык в Штатах, а не рядом с водителем, как принято на Родине, он рассмативал в окно пролетающие мимо виды: биллборды, рекламирующие какие-то вклады в каких-то банках, бытовую технику, опять какие-то финансовые услуги… Машин за три года, вроде, стало поменьше, или кажется? А, да, опять «финансовые услуги»…

    Вспомнился сосед в самолёте, с которым летели из Франкфурта, – коммуникабельный такой дядечка, с вкрадчивыми манерами шулера и привычкой заглядывая в глаза спрашивать «Надеюсь, вы меня понимаете?..» Тоже… Финансист. Выведав у Владимира, что его отец в том числе занимается и фин.операциями, он стал разливаться соловьём, расписывая какое сейчас удачное для финансовых спекуляций время, да какие выгоды можно поиметь сотрудничая вот именно с ним,  – как его? Яков Михайлович, кажется. Что нынешние «качели» на фондовых рынках, совершенно непредсказуемое поведение фондовых индексов – «…это самое оно! Это как раз то время, когда и создаются настоящие капиталы! Нет, не в мирное время создаются капиталы, молодой человек, – а именно, как говорил барон Ротшильд: «Настоящие капиталы создаются когда гремят пушки!» Ну, «пушки гремят» пока что, слава богу, от нас вдалеке – что там, опять китайский фрегат потопили на рейде Тайваня?.. – но сама ситуация, сами скачки курсов валют, бешеные колебания цены коммодитиз, – всё это создаёт просто невиданные возможности! Возможности! – надеюсь, вы меня, молодой человек, понимаете?.. Я вам, молодой человек, прямо скажу – если эта тенденция продолжится ещё хотя бы полгода – через полгода ваш покорный слуга, – то есть я, ха-ха! – буду уже скромным владельцем особняка на полсотни комнат с соответствующим земельным участком где-нибудь в Испании! Или совсем уж нескромным – но тут, в окрестностях Мувска, – понимаете меня, молодой человек, не правда ли?.. Так и передайте своему папе: дескать, Яков Михайлович, являясь непревзойдённым специалистом в финансовых операциях с валютой, и имея широкие возможности, обеспечит невиданную доходность… вы меня понимаете?..

    Еле от него отвязался, пришлось и пообещать, и взять визитку, отказаться от предложения подвезти. «Финансовая доходность!» Как обоснованно считал профессор Лебедев мир стоит накануне гигантского финансового коллапса – а этот всё про «финансовую доходность»… Кому будут интересны эти нулики в компьютерах, когда… Впрочем, пока за валюту тут, на Родине, вполне себе… ага, вот и знакомый поворот, пост полиции на въезде, скучающий мент с автоматом – копия того что в аэропорту, что это они все с автоматами? вон и наш коттедж виден!

    Неприятные предчувствия, возникшие ещё в Штатах, когда он не смог порядка двух недель связаться ни с отцом, ни с сестрой, подтвердились: двухэтажный коттедж красного финского кирпича выглядел необитаемым. Пыльные окна, несмотря на день, были плотно зашторены; дорожка к входной двери явно не подметалась около месяца. Расплатившись с таксистом, он без особой надежды по нажимал кнопку звонка на кирпичном же столбе возле входа на участок, и, не дождавшись ответа, скинул с плеча рюкзак, стал рыться в нём в поисках ключей от дома, которые по настоянию отца – видимо, небеспочвенному, – взял с собой уезжая в Штаты ещё три года назад. Замок на калитке знакомо щёлкнул, и Владимир прошёл к входной двери. Тоже, конечно, заперта. Куда они все подевались – и не предупредили же! Ну ладно, отец – тот после последнего их разговора, когда он, подкрепляя свои доводы авторитетом профессора Лебедева, в очередной раз настаивал на своём возвращении домой; – он просто рявкнул, как за ним водилось:

    -Ты, дурак, просто не соображаешь каково сейчас ЗДЕСЬ! Ситуация обостряется с каждой неделей, – ты хоть новости-то читаешь, политолог хренов?? Я сам сворачиваю производство, и подумываю куда сунуться «на переждать», а ты «вернуться хочу, вернуться хочу!» – как мальчик, чёрт побери! Сиди в своём кампусе и не отсвечивай, и благодари судьбу что ты за тысячи километров от нашего назревающего в очередной раз бардака!

    А на попытку возразить что «Папа, ты сам-то знаешь что ЗДЕСЬ-то творится, что здесь назревает? Ну почему ты считаешь, что здесь будет лучше, почему ты считаешь что Америка и в этот раз останется в стороне?? Я хочу в это время быть с …» обрезал:

    – Потому что ТАМ – порядок! Потому что там – нацгвардия и не цацкаются с кавказоидами! Потому что Америка – самодостаточный ОСТРОВ! Ею управляют вменяемые люди – и там всегда всё будет как всегда – окейно! Всё, разговор закончен! Петру передай, что он за два десятка лет отсутствия на Родине оторвался от наших реалий, забыл что есть «русский бунт, бессмысленный и беспощадный»; пусть не лезет со своими академическими выкладками в реальную жизнь! Скажи, что я забросил ему на счёт дополнительно полтинник, и ты имей ввиду – тебе брошу столько же, – но сиди и не рыпайся! Чтобы нас с Элеонорой ЭТО не коснулось – я сам прослежу! – и отключился.

    И вполне мог потом просто не брать трубку или не отвечать на запросы через интернет, но Элеонора-то, рыжая взбалмошная модница и любимая сестра, – она-то что?? Впрочем, в последние недели и телефонная связь, и Скайп с Родиной работали из рук вон плохо, мог и просто не дозвониться, или заняты были… – так утешал он себя, открывая входную дверь своим ключом. Неужели правда куда-то уехали? Не предупредив? Невероятно…

    Он ещё надеялся, что отец с Элеонорой просто где-то в гостях, у Виталия Леонидовича, к примеру, и просто задержались… Ну, дорожка неметёна – так прислуга могла забить на обязанности в отсутствие хозяев, – всё объяснимо! Ага, объяснимо… – подумал он, открыв дверь, вдохнув явно нежилой запах дома, скользнув взглядом по вялым, давно не поливаемым цветам в холле, – Оно всё объяснимо. Когда сильно хочется что-то объяснить… Вопреки очевидности.

    Да, в коттедже явно давно никто не жил, хотя и видны были следы не так уж и давнего присутствия хозяев. В комнатах было неприбрано, в раковине на кухне горкой стояла немытая посуда, тут же, на столе лежал детектив в цветастой обложке, заложенный проволочной заколкой – «невидимкой». Явно Элеонориной. Он повертел краны – в них даже не шумело. Света не было тоже. Полный самых мрачных предчувствий, он прошёлся по комнатам. Всё, в общем, было как всегда – вернее, как он помнил. Ну, добавилось у отца папок с документами в стенном шкафу, а в Элеонориной комнате вместо девчачьих журналов валялись стопками «Космополитен» и «Фитнесс-гёрл». Пропали телевизор и стереосистема из каминного зала, не заводился генератор – сходив в подвал, Владимир обнаружил, что баки для горючего пусты. И ни записки, ни какого-нибудь послания, ни намёка…

    А! Вот ещё что надо проверить. Быстро вернувшись в отцов кабинет, он подошёл к книжному стеллажу, всему сплошь заставленному книгами по финансовому менеджменту, вынул пару книг и, запустив палец за стенку, зацепил им проволочную петлю. Потянул – за стенкой негромко щёлкнуло, шкаф с книгами чуть заметно вздрогнул. Теперь он чуть толкнул в шкаф в край – и тот пружинисто подался навстречу, слегка выставив навстречу боковую стенку. Толкнув в неё ладонью, он отодвинул шкаф, легко и беззвучно повернувшийся на шарнирах, открывая за собой вделанный в стену сейф. Вряд ли отец менял пароль-комбинацию, не для этого этот сейф тут стоит… Нажав комбинацию цифр и букв, он открыл сейф. Бумаги, бумаги, бумаги… Всё второстепенное, в общем неважное, хотя и солидно выглядящее – договора, отчёты, соглашения о сотрудничестве, расчёты и подсчёты; суть-то не в них. Нетерпеливо сунув под ворох бумаг руку, он нащупал металлическую планку, ничем не выделявшуюся металлическую пластинку, деталь внутренней стальной обшивки сейфа. Только она была с хитростью, собственно как и весь этот сейф – «сейф-обманка», ничего в нём, несмотря на замаскированность, никогда ни особо ценного, ни важного не было; сейф «на-всякий-случай» и «для тех кто ищет», – если будут искать, нужно же ИМ что-то и найти? Желательно что-то «хитрозамаскированное», – а как же! Все мы смотрим детективы! Сейф и должен быть где-нибудь за книжным шкафом или за зеркалом! Искали? – вот он. Наслаждайтесь своей удачей и своей проницательностью. А кто будет искать – налоговая полиция или бандиты (отец сделал свой первый миллион в 90-е и помнил тогдашние нравы) не суть важно. Как говорил он, когда мама ещё была жива: «Умный муж позволяет жене знать, где у него заначка. Это повышает доверие в семье, женскую самооценку и безопасность ОСНОВНОЙ ЗАНАЧКИ».

    Вот пружинная планка в сейфе-«заначке» и была ключом к «заначке основной», – Владимир нажал, опять что-то негромко щёлкнуло, он подошёл к противоположной стене и подцепив ногтём, потянул на себя квадрат полированной дубовой стенной обшивки. Он легко поехал вперёд, выдвигаясь как ящик письменного стола на салазках. Он, по сути и был ящиком, – но тяжёлым, с плитой впереди, – хоть ты простукивай стену – звук везде будет одинаков, – не дураки делали, отец приглашал специалиста издалека. Нажатая же в сейфе-подставе планка освобождала механическую защёлку, и ящик можно было выдвигать… Так. Что там?

    Бумаги, бумаги, опять договора и отчёты – теперь уже те, что отец считал важными и не для чужих глаз, балансы… Толстая пачка долларов, ещё более толстая новых евро. Пара увесистых банковских слитков золота в банковской же пластиковой опломбированной упаковке. Какие-то договора на долевое строительство – отец что, риелторской деятельностью решил заняться?.. С чего бы вдруг. Сертификаты на акции. Всё.

    Часы ещё должны бы быть. Часы, запонки, портсигары из драгметаллов – подарки папе, и заготовленные им на подарки кому-нибудь; впрочем, они обычно лежали в стенном сейфе, Элька про него знала, – а про тайник-ящик, – нет. Во всяком случае три года назад не знала, – зачем это соплюхе, у которой на уме только моды, мальчики да спорт. А вот Владимиру отец показал – на всякий случай. Владимиру – продолжателю отцовского бизнеса, как он рассчитывал; не оправдал Володя папиных ожиданий, пока, во всяком случае, ой не оправдал… Тяжело вздохнув, Владимир задвинул ящик обратно в стену; закрыл стенной сейф, закрыл книжным шкафом, вернул всё в исходное. Чего бы ещё?.. О, точно!

    Он прошёл в ванную. What the hell, нефига не видно… А был у нас какой аккумуляторный светильник, или нет? О, чёрт, не помню. Отец слишком полагался на автоматическую систему электроснабжения от генератора, – но вот что в баках вдруг не окажется топлива – это он, наверное, не предполагал. Ага, в каминном зале же были подсвечники с декоративными свечами… точно! Они там и стояли – на полках по сторонам огромного камина со всевозможными мраморно-бронзовыми изысками. Взял подсвечник, каминными длиннющими спичками зажёг все три свечи, пошёл в хозяйскую ванную – на втором этаже была ещё одна, гостевая. Так. Одна зубная щётка в наличии. Одна. Отцовская или Элеонорина? Отцовская бритва, россыпь флакончиков со всякими туалетными ингредиентами. Трусики – стринги, висящие на холодном сейчас полотенцесушителе. Скрюченный выжатый тюбик зубной пасты. Всё. Что нового узнал? Ничего. Хотя… Ясно, что обитатели коттеджа не исчезли мгновенно, – тогда зубных щёток было бы две. Ладно, не будем играть в Шерлока Холмса, хотя, если честно, хочется. Проявить эдак дедукцию-индукцию, и сразу это всё выяснить. Профессор Лебедев вот говорил, что хоть в криминалистике, хоть в политике, хоть в быту любое действие оставляет след, – нужно просто уметь его различить. А вот как его различить – это и есть опыт и искусство. Опыта у меня… откуда бы, да. Ну ладно, восполним тщательностью.

    Прошёл в свою комнату. Всё как оставил три года назад: дартс на двери; даже, кажется, расположение стрелок то же. Плакат с Хидехико Йошида на стене, тогдашний кумир. Россыпь грамот, медалей, кубков и жетонов в углу за победы и призовые места в соревнованиях по дзю-до, юношескому моему увлечению. Отдёрнул штору на окне, постоял рядом, коснулся кончиками пальцев металлических пыльных кружочков… Вот, за первое место в областных, в десятом классе, – как тяжело далось, кто бы знал! Соперник был на шесть килограмм тяжелее и несравненно опытнее, на первой минуте взял вазаари на подсечке, – чего стоило, как говорится, вырвать очко у соперника, дааа… Впрочем, отец знал; да и Элька, сеструха, порывалась со зрительской трибуны чуть ли не вписаться за брата на татами… Отец потом хотел эту медаль у себя в кабинете повесить – очень того… проникся тогда; я не дал, сам с этой медальки тащился. Отец гордился той победой чуть не больше меня, – чисто я тогда выиграл, на последних секундах он на подхвате у меня полетел, «на иппон», аж весь зал встал, аплодировал, Элька аж визжала от восторга, коза… Чёрт… на глаза навернулась слеза, – нифига себе, это я таким сентиментальным стал, стоило только домой вернуться? Даром что три года за океаном. Открыл шкаф: костюмы, костюмы, – модный я бой был перед отъездом; на полке свёрнутое не соревновательное, тренировочное кимоно, – взял с полки, прижал к лицу, – кажется до сих пор потом пахнет, дааа… Стянул футболку, скомкал, бросил на нижнюю полку, взял из стопки глаженых первую попавшуюся… ого! Это что, меня за три года так разнесло? Реально ведь в плечах тесно, как девке на выданье в подростковом лифчике. Снял, бросил, порылся в стопке, выбрал самую балахонистую, с надписью «Хургада» и рисунком оскаленной акулы, – вроде как эта нормально. В каком году мы в Хургаду ездили? Уж и не помню.

    Вспомнил, что кроме завтрака в самолёте сегодня ничего не ел. В огромном холодильнике на кухне не было вообще ничего. Что ж они тут так жили-то?.. При наличии солидного пресса валюты в сейфе-тайнике. Ничего не понятно… И элькиного компьютера нет. Уехали? Куда? Почему не забрали валюту и золото?

    Владимир в задумчивости потёр нос, и чуть не вскрикнул – больно!.. Он было совсем уже забыл про происшествие в аэропорту.  Вот и напоминание – про то, что отец говорил, про то, что «всё у нас тут очень быстро меняется!» Действительно, меняется… И полицейский, гад, golliwog, только рыло в сторону отвернул, типа он ничего не видел, и вообще – не его это дело. А форма и автомат – это наверное, чтобы его самого не обижали, не больше. О, что это, я брюзжу? – поймал он себя на мысли, – Я что, недоволен что дяденька-полицейский не кинулся меня защищать?..

    Владимир рассматривал свою физиономию в небольшое зеркало на стене: опухает нос-то, оно и неудивительно. Ещё мне синяка не хватало… – он с огорчением потрогал кончиками пальцев переносицу. Повернулся в профиль, скосив глаза, постарался рассмотреть нос сбоку, – а может и ничего, обойдётся, надо только чем-то перехватить зарождающуюся гематому. Хорошо бы настой бодяги, – нету, конечно. Свинцовой примочки тоже… Тогда зубную пасту, из тех, что «жгучие», – тогда, глядишь, обойдётся просто желтизной и опухать не станет, наложить толстым слоем – и пусть жжёт, пока не засохнет; кажется у меня такая в рюкзаке, сейчас и надо сделать, некому меня сейчас видеть, похожу с белой нашлёпкой на переносице… Он не то чтобы был влюблён  в свою внешность, «Нарциссом» он отнюдь не был, но вполне сознавая свою привлекательность для слабого пола, не считал нужным к внешности относиться наплевательски… а то ещё девушки любить не будут, хы! А девушки в его жизни занимали отнюдь не последнее место.

    Занимаясь сейчас своей переносицей, он всё вспоминал это дурацкое происшествие, – ну не ожидал, не ожидал, что вот так вот, совершенно неспровоцированно, походя… потому и не уклонился, не ушёл нырком, – с реакцией всё было в порядке. Раскис, домой приехал, расслабился, здравствуй Родина, обними своего блудного сына. А она, рукой этого чурки, – н-на в нос, – не расслабляйся, отымеют! Ну и на том спасибо, в смысле и за напоминание о бдительности спасибо, постараюсь соответствовать и больше не попадаться на дурняк; и за то спасибо, что сразу не пристрелили, вот в Штатах так вполне бы… Что, в Штатах это было бы невозможно?.. Да сколько угодно! Нарваться где-нибудь в подворотне на группу ниггеров – вполне могли и порезать, и пристрелить; просто за то что белый, за то что в чистое одет; за то что за Нью-Йорк Лайкерз, а не за Вашингтонских Ястребов, за то что «чё в этом районе делаешь??», за то что один, а их много; за то, что на кокс не хватает; да просто новый краденый ствол опробовать… Вспомнил – представил: тьфу! Как говорится, ненавижу две вещи: расизм и негров! Да, в Штатах ситуация тоже накаляется, могли и пристрелить «за просто так», а здесь только в нос дали чтоб не расслаблялся; пока что Родина ведёт, один-ноль, хы, посмотрим что дальше будет… Впрочем, где-нибудь в Кеннеди вооружённый коп не стал бы отворачиваться, типа «он ничего не видел», не дошли они ещё до такой степени национального позора, там коп – это коп, а не придаток к кокарде, пока во-всяком случае, надолго ли… Интересно, если бы уработал тогда я этого южанина, там, в аэропорту – чем бы это кончилось?.. Чё-то даже непонятно. Неясно с обстановкой в Мувске, совсем пока не ясно – и рассказать-то некому, придётся самому – методом тыка, ага. Так, ну с переносицей покончено, не забыть на ночь смыть, а то увазюкаю подушку; кстати, где я спать буду? А, да, я ж дома; у себя и буду, надо же, отвык. Не мешало бы пожрать чего,  что там у меня было – сникерс?

    С этими мыслями он прошёл опять в кухню, порылся в шкафчиках – ага, чай есть… Сахар… остатки. Крупа какая-то… ну, это я не буду. Надо будет купить чего, интересно, магазин в посёлке работает, или придётся в город ехать? И берут ли валюту, или придётся на рубли менять? Впрочем, валюту пока везде берут. У кого бы спросить? С соседями мы никогда не контачили, недаром отец такой забор по периметру отгрохал. Без особой надежды вновь покрутил краны – в них, против ожидания, зашумело и вскоре полилась чахлая струйка воды. Хорошо. Подставил банку набираться, – теперь жить можно. Пока, во всяком случае. О, вот ещё что нужно проверить!

    Оставив банку под краном, торопливо вышел из кухни, пройдя бильярдную, «курительную» («О, а тут телепанель на месте…»), через коридор прошёл к железной двери, – внутренний проход в гараж. Открыл, шагнул, мельком подумал: да там же темно, придётся за свечами возвращаться, – но рука сама, автоматически, нащупала на стене выключатель – и свет, помигав, зажёгся. Оп-па, это как называлось? «Воду ДАЛИ, свет ДАЛИ» – так, что ли? что-то из далёкого детства вспомнилось, какие-то «советские», неуклюжие выражения, когда и свет, и воду могли «дать» или «не дать», о чём рассказывал отец; а не были они как данность, как непреложный спутник существования цивилизованного человека, как солнце и дождь – всегда. К хорошему быстро привыкаешь, ага; вон те же ниггеры в Штатах, да что ниггеры – подавляющее количество населения может себе вообразить что и бензин подорожает, и квартплата, и продукты, и медстраховка, и даже что фуд-стампы отменят, – но чтобы света не было, или там воды в кране, – не, это невозможно, это выше их понимания, чему свидетельство голливудские фильмы про катастрофы: пусть ВСЕ сдохли, или все в зомби превратились, и недели-месяцы прошли, – а электричество как было так и есть! И непременный хэппи-энд. А как же… Как говорит профессор Лебедев: люблю, говорит, голливудские фильмы – комета, эпидемия, война, все умерли – НО В КОНЦЕ У ВСЕХ ВСЁ ХОРОШО! Хм. Что, «жизнь налаживается?..»

    В обширном гараже отцовской машины, надёжного всепогодного работяги-мерседеса не было. Не было и джипа. И представительского Порш-Кайенна тоже не было; гараж вообще был пуст. Это плохо. Плохо и непонятно. Дом пустой. Есть нечего. Топлива нет, машин нет. Связи – он опять проверял – тоже нет… Кстати, надо бы местную симку поставить, набирать здешние номера через американский роуминг – это не по деловому… Хотя денег на счету на ближайшие семьдесят-сто лет хватит, спасибо папе за заботу, покойному Стиву Джоббсу за технику и другу по кампусу Джонни, хакеру-самоучке, за почти вечный счёт у телефонной компании. Оп-п… А городской телефон? Работает? В конце концов есть ведь папины друзья-партнёры, есть Элькины подружки, есть Виталий Леонидович, а он депутат! Кстати, Виталию Леонидовичу он звонил ведь несколько раз и из Штатов, и последние полгода так можно даже сказать, что и часто… честно говоря не столько ему, сколько его дочке, – девчонка неожиданно быстро подросла, стала настоящей красавицей, и не дура, поболтать с ней по скайпу через видео было интересно и как бы того… волнующе, что ли. Чёрт, я может из-за этого ещё из Штатов припёрся?? Он прислушался к ощущениям. Не, сказал он себе с облегчением, до такого у меня не дошло, и, смею надеяться, не дойдёт никогда, я в папу, а у папы всегда эмоции в чётком подчинении у рассудка; ну, красивая, ну, Виталий Леонидович папин друг, ну поболтать с ней приятно… Не в этом дело. Ну, или «в этом», – но не больше чем на 5% от «всего комплекса причин», как сказал бы профессор Лебедев.

    Вскоре он сидел в отцовском кабинете, в отцовском кресле и напрягал телефон. Торопясь, пока было электричество, прослушал автоответчик на факсе – ничего существенного и наводящего на след исчезнувших обитателей коттеджа не было;  пролистал телефонную книжку и выписал последние десяток номеров. Тут свет мигнул и потух, тут же и факс икнул и выключился. «Электричество кончилось». Ненадолго тут балуют благами цивилизации, да. Но слаботочка-то должна работать, надо только найти аппарат, что не надо подключать к электророзетке. Кажется, в комнате у прислуги был такой.

    Обычный телефон-трубка, без изысков и потребности в электричестве из розетки, действительно нашёлся в комнате прислуги, рядом с кухней. Владимир перенёс его в отцовский кабинет, воткнул штепсель в телефонную розетку вместо факса, и занялся обзвоном.

    Сначала Виталию Леонидовичу. Очень удачно получилось, его дома не было, трубку взяла его дочь Наташа. Очень мило с ней проболтали почти час.

    – Вовка, паразит такой, ты когда приехал?? Давай сразу к нам! Папа будет рад, и я… ну, тоже. Нет, где Евгений Павлович я не знаю; и отец тоже не знает; точно-точно, вчера только с ним об этом говорили, уже около месяца не связывались они… А Элеонора – да, звонила, недели три назад, тоже про него спрашивала. Папа через полицию пробивал – нет, никаких следов, может в другую область уехал? Ты когда к нам? Ну чем занимаюсь, чем занимаюсь – каникулы же! Нет, в Мувске давно не была, мы же в Оршанске давно уже живём, папа обломил в этом году молодёжный лагерь, говорит, в молодёжных лагерях сейчас одни козлы. И козы, хи. Опасно, говорит. Вовк, прикинь, тут никуда не выйдешь, – дыра-а-а-а… – в голосе чувствовалось неподдельное страдание, – Папа и из коттеджа-то без лишней необходимости не велит выходить, только с охранником, – прикинь! А сам это… укреплением коттеджа занимается, сделал из него уже настоящий Форт-Нокс, прикинь, или скорее, Бастилию; велел никому не говорить, но тебе-то ясно что можно!.. Вы у себя там про Бастилию учили, в Америке-то? Вот, Вовк, приедь, спаси меня из темницы! Хи-хи. С Элькой приезжай?.. Что, и Элеонора пропала??.. Ну вы даёте… Ну, вааще-е-е-е… Ну тем более приезжай, что тебе там-то делать, в Мувске-то? А, ну понятно, Оршанск тем более не Мувск, – а меня тебе не жалко?? Вовка-а-а…

    … и так далее. Не, нормально поболтали, не информативно только. Но то, что отец Наташи занимается неким «укреплением» коттеджа, – а тот, насколько Владимир помнил, и так был отнюдь не аквариум и не витрина; причём вплоть до нанятой охраны и стальных навесных ставней на окнах, о чём тоже упомянула Наташа, – а его отец, получается, так вот просто бросил свой дом, с ценностями в сейфе и с немытой посудой в раковине, – всё это усугубило и без того мрачные его предчувствия. Явно что-то случилось. Чтобы это понять совсем не надо быть Штирлицом.

    Ладно, продолжим. Другу детства Вовчику – не отвечает… Дальше: «Не знаю; не видел; давно не появлялся; занято, занято, не отвечают; не имею понятия; опять не отвечают; а вы кто такой, молодой человек, и с какой целью интересуетесь; сами его ищем уже три недели; занято, попробуйте спросить у Петра Адамовича, он с ним много в последнее время общался; ничем не могу помочь, опять занято…»

    Никаких результатов, если смотреть правде в глаза. Что делать-то, а?..

    Он бросил трубку на рычаг и развалился в кресле, в глубоком, роскошном кожаном отцовском кресле, «директорском», которое теперь, насколько он его помнил, было уже несколько потёрто, обшарпано, но всё равно роскошно и удобно. Положил по американской привычке ноги на край стола, полюбовался носками кожаных туфель. Ни-ка-кого результата. Никто давно не знает, никто давно не видел. Офис – не отвечает. На вахте сказали, что никто не появляется уже с месяц. Не, что делать-то??

    Покачался в кресле, – давно забытое ощущение, – любил в него залезть, и представлять себя боссом, главой огромной какой-нибудь промышленной империи, типа того же Джобса, или, не к ночи будь помянут, Гейтса; а отец, когда ему не надо было дома работать, в общем, не препятствовал, даже поощрял, – давай, сынок, давай, присматривайся, обживайся, ты же мой наследник, ты моё дело продолжишь; прочувствуй: босс, хозяин – это хорошо, это здорово, привыкай… Правда, американской манеры класть ноги на край стола он бы вряд ли одобрил… Привыкай, да. Ага, привык. Наделал делов, что пришлось аж в Штаты сматываться, благо отец поспособствовал; хреновый из меня получился продолжатель отцовского дела, не надо мне это тогда было, одни таски на уме, хорошо хоть профессор Лебедев мозги на место поставил, не зря я три года этих потратил, не зря; а отец небось считает что я всё тот же оболдуй... Ну ладно. Это всё поправимо. Это стратегия, нужно на тактическом уровне определиться что делать. Проще всего сидеть в коттедже на жопе, ожидая что отец или сестра вот-вот вернутся, благо найденных в сейфе денег более чем, да и свои на карточке… Владимир, продолжая рассматривать носки туфель, всячески обкатал эту мысль – и она ему категорически не понравилась. Если, как следует из осмотра и коттеджа и обзвона знакомых,  отец с сестрой пропали уже порядка месяца как, то и нет никакой гарантии, что они объявятся со дня на день. Уехали всерьёз и надолго? Не сообщив ему? – нереально. Да и коттедж, так сказать, «не законсервирован», – та же немытая посуда в раковине… Скорее что-то случилось, какой-то форс-мажор; и надо принимать меры. Кому принимать? Да вот ему же и принимать!

    Вздохнул. А ну-ка, – по друзьям… Кого я тут помню… «О, привет, чо, приехал?.. Не, не знаю, не видел, не могу, сам тут скоро того… уезжаем, да». «Не, Вован, не могу, занят; Вовчик-то? Вроде в городе, давно не видел; извини, некогда» Ещё несколько телефонов просто тупо не отвечали.

    Так. С чего начнём; вернее – чем продолжим? Насчёт «пожрать» – это дремучие пещерные инстинкты, мы их сейчас благополучно подавим, и сникерс мне в этом подмога. Потом, в городе пожру… Ага. Я значит, уже решил, что надо ехать в город?? Ну да, получается, решил. Недаром профессор Лебедев говорил, что у большинства людей разум лишь обслуживает уже принятые подсознанием решения. А куда это я решил ехать? А вот попробую уцепиться за первую попавшуюся ниточку – что там говорили: некий Пётр Адамович, метрдотель в центровом ресторане, что уж там у отца с ним за дела; хотя всё может быть, мэтры люди зачастую весьма информированные, сегодня он мэтр, а завтра директор какого-нибудь холдинга… Попробую его найти. А что сидеть? День прошёл, а впереди ещё целый вечер и ночь, как раз ресторанное время; в самолёте я выспался, переносица почти уже и не болит… а, да, надо эту белую нашлёпку смыть, а то глупо буду выглядеть… неправильно… не полюбят меня девушки с этой нашлёпкой на носу, а как я без любви… да, любовь… – мысли плавно отъехали в сторону, и он всё так же, с ногами на краю письменного стола, утонув в кресле, уснул.

    Проснулся когда уже конкретно вечерело. Затекли ноги на столе, ломило спину. Некоторое время не мог сообразить, где это он оказался, даже ляпнул вслух «Джонни, what happened, чё за нах?..» – но тут, наконец, всё вспомнил. Одновременно и обрадовался – наконец-то дома!, – и расстроился, – дома дела, судя по всему, обстояли не здорово; и сейчас придётся, вместо того чтобы принять ванну и поужинать в кругу семьи, чесать на перекладных в город, искать этого Петра Адамовича в попытке выяснить что же произошло с отцом и сестрой.

    Встал, подвигал конечностями, потом решил размяться – получилось коряво; по подворачивался, имитируя бросок через спину, ударился коленом о край стола, тут уже всерьёз озлился на себя, разулся, и тут же, в кабинете отца, благо площадь позволяла, на ковре качественно провёл разминку, вплоть до шпагата и кувырков, до падения с самостраховкой. Вспотел, но настроение реально улучшилось.

    Сбегал на кухню: банка в раковине была полной, вода ещё еле капала, но чтобы толком помыться речи не шло. Взял банку, пошёл, прихватив и подсвечник, в ванную комнату; там, намочив полотенце, тщательно им растёрся, промыл лицо, причесался, оглядел себя в зеркало – и остался собой доволен: из большого зеркала ванной комнаты озарённый романтичным светом свечей смотрел мускулистый красавец – тёмный блондин слегка с рыжиной, с насмешливыми умными (как хотелось верить ему) серыми глазами, несомненно волевым, как у Клинта Иствуда, подбородком, небольшим розовым шрамом над левой бровью – следом победы команды Университета в чемпионате по регби год назад, и трёхдневной щетиной в стиле «обаятельный мерзавец». Поскрёб кулаком подбородок и решил что и так сойдёт, женщинам это нравится, а я к тому же и по делу, и с дороги, и бриться под холодной водой вот никакого удовольствия… Перекрыл слив в джакузи, огромной как бассейн, оставил открытыми краны – авось что-нибудь наберётся за время отсутствия; подмигнул себе в зеркало и, прихватив подсвечник, направился переодеваться; попутно отметив для себя что нужно бы в городе купить какой-нибудь фонарик, а лучше – кемпинговый светильник раз тут с освещением такая ерунда творится, а то ходишь тут со свечами в канделябре как привидение в родовом замке…

    Переоделся в свой самый большой по размеру летний льняной костюм, благо никогда не любил вещи в обтяг, и костюм, когда-то сидевший балахончиком, был сейчас почти что впору. Так – теперь деньги кэшем и карточку переложить. Документы во внутренний карман на всякий случай – отец говорил, что в Мувске сейчас не то вечером-ночью у всех полиция документы проверяет, не то вообще комендантский час ввели; он не верил конечно этим страшилкам, считал что отец сгущает краски,  – но судя по событиям по прилёту такая ситуация вполне казалась возможной, вполне! Ну, там и посмотрим. Вперёд – ловить тачку и в город!

    litresp.ru


       

               ПроАвтоСпорт | Все права защищены © 2018 | Карта сайта